Как оставаться здоровыми | Центр ресурсов для профилактики

III.
ДИСЦИПЛИНА МОРСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ В СРАВНЕНИИ С ДРУГИМИ РЕЛИГИЯМИ

Как отмечалось выше, многие религиозные традиции прибегают к духовной дисциплине, чтобы привлечь членов к более высоким уровням духовной жизни или исправить заблудшего верующего. Эти дисциплинарные меры в прошлом включали в себя такие процедуры как церковная проверка, официальное предостережение, судебные решения, епитимья (молитва, пост, молчание, изоляция, физический труд и т. д.), временное отстранение, отставка и — в качестве последней меры — изгнание и отлучение. Как и у большинства других религий, в Церкви Саентологии существуют процедуры улаживания провинившихся членов. Эти процедуры содержатся в различных инструктивных письмах и приказах Флага, выпущенных Л. Роном Хаббардом.

Как учёный, изучавший различные религии мира, я могу подтвердить, что методы поддержания дисциплины в Морской организации являются стандартными и обычными религиозными практиками. Я также подтверждаю, что испытал на себе множество похожих наказаний, когда я был членом Ордена меньших братьев (францисканцев) с 1958 по 1964 г. Основные формы дисциплинирования заслуживают особого комментария.

Я могу подтвердить, что методы поддержания дисциплины в Морской организации являются стандартными и обычными религиозными практиками. Я также подтверждаю, что испытал на себе множество похожих наказаний, когда я был членом Ордена меньших братьев (францисканцев) с 1958 по 1964 г.

Общение членов Морской организации с внешним миром гораздо шире, чем то, которое допускается монастырскими уставами многих христианских религиозных орденов и буддистскими монахами в Японии и в других местах. Босым кармелитам, например, после того как они добровольно присоединились к ордену, запрещены любые контакты с внешним миром. Когда я был послушником (в первый год поступления в монастырь) в Ордене меньших братьев, у меня был минимальный контакт с внешним миром, и то — только при ясно выраженном разрешении ответственного за новичков. Тогда, когда члены религиозных орденов уходят в духовное отшельничество, они изолированы от связи с миром. Религиозные ордена монахинь, такие как Монастырь Бедной Клары, жёстко ограничивают доступ к члену ордена даже для членов семьи. Посещения для них разрешаются только три или четыре раза в год, и визиты могут продолжаться не более двух часов. Монахини-отшельницы не могут вступать в прямой физический контакт с членами семьи и должны разговаривать с ними через непрозрачную занавеску. Более того, провинившиеся члены католических религиозных орденов и члены духовенства, включая тех, кто стал жертвой злоупотребления алкоголем и наркотиками, направляются в retiro («изоляция» по-испански), то есть в реабилитационную изоляцию, до тех пор, пока они не излечатся и не смогут продолжить выполнять свои обязанности. То, что члены Морской организации подвергаются ограниченной изоляции от мира во время реабилитационного периода, согласуется с общими религиозными практиками по всему миру.

Правила христианских религиозных орденов требуют, чтобы монахи, братья и монахини принимали обет повиновения, и главным моментом этого обета является духовная покорность. Для осуществления этой покорности на практике от членов религиозных орденов часто требуется выполнять низменные задачи и физическую работу, что посторонним людям может показаться унизительным и оскорбительным. Когда я был францисканским монахом, обучающимся для того, чтобы стать священником, я чистил картошку, работал мотыгой в саду, выпалывал сорняки из трещин на тротуаре, стирал и складывал бельё в прачечной и подметал коридоры. Увещевание о покорности можно найти в «Уставе св. Бенедикта», глава 7. Духовный девиз бенедиктинцев таков: Ora et labora («Молись и выполняй физическую работу!»), и это включает в себя самые унизительные работы как для самых низших из новичков, так и для наиболее высокопоставленных аббатов. В японских дзен-буддистских монастырях от тех, кто стремится достичь сатори (просветления), их духовные наставники часто требуют выполнять повторяющиеся и, казалось бы, совершенно бессмысленные задачи, такие как подметание снова и снова абсолютно чистого пола. Тот факт, что от членов Морской организации, которые приносят клятву на миллиард лет, возможно, потребуют физического труда и выполнения чёрной и даже унижающей работы, особенно в качестве части их реабилитации или наказания, не является удивительным ни для одного специалиста по религии.

У тех, кто живёт монашеской жизнью, как, например, цистерцианцы и трапписты, часто бывают ночные бдения, и они спят всего по три или четыре часа за ночь. Во время этих бдений монахи проводят ритуальные песнопения и молчаливые медитации. Я жил такой жизнью в качестве монаха на протяжении шести лет. В свой послушнический год я вставал в 00:30 ночи и в течение часа пел псалмы, затем час медитировал, возвращался в кровать и снова поднимался на молитву в 7:30 утра для новых песнопений и утренней мессы. Трапписты обычно поднимаются в 3:15 утра на совместную молитву и медитацию. Многие монахи и монахини даже принимают на себя болезненные наказания, такие, например, как самобичевание по пятницам в ознаменование самобичевания Иисуса перед распятием. Восточные йоги доходят даже до того, что пронзают тело гвоздями, чтобы продемонстрировать господство духа над материей. Практики Церкви Саентологии бледнеют по сравнению с такими религиозными наказаниями.

Членов разных религиозных орденов часто «запирают» на ночь и помещают под «наблюдение» без «тюремного заключения». Мужские и женские монастыри в Соединённых Штатах и по всему миру на ночь запираются. Отшельнические секции в женских монастырях Босых кармелитов и Бедной Клары даже отгорожены вторыми воротами и барьерами. Когда послушники проходят подготовку и когда на провинившихся монахов и монахинь накладывают ограничения, за ними строго следят, они находятся под постоянным наблюдением, и их даже не допускают в определённые места самого монастыря. Я испытал ограничения и наблюдение на собственном опыте. Цель ограничения — отрезать религиозного человека от мирских отвлечений, чтобы он мог достичь духовного света или исправить ошибочные поступки.

Как отмечалось выше, Саентология не одинока в стремлении изгнать сотрудников, которые не желают подвергаться проверке и религиозным испытаниям, процедурам и дисциплине, чтобы снова обрести статус полноправного члена Церкви. У Католической церкви существует похожий набор для сбившихся с пути членов; эти правила установлены в Своде канонического права. Многие церкви Братьев-пиетистов, такие как амиши и меннониты-старообрядцы, практикуют вид духовного отлучения под названием «запрет» или «отстранение». Те, кого отлучили, полностью отрезаны от общины верующих, и её членам не разрешается даже иметь бизнес с тем, кого отстранили. Более того, мужу или жене запрещено сожительствовать с «запрещённым» партнёром.

В Саентологии от членов Морской организации в силу их большей преданности достижению целей этой религии традиционно ожидалось, что они будут жить более воздержанной жизнью, чем обычные сотрудники. Некоторые христианские религиозные ордена, общеизвестные как «монахи» — такие как бенедиктинцы и цистерцианцы, принимают обет личной бедности, в то время как монастырь может владеть зданиями для молитв, обучения и религиозных обрядов и землями для возделывания. Другие религиозные ордена, общеизвестные как «братья» — такие как францисканцы и доминиканцы, — принимают обет абсолютной бедности, а именно: им не разрешено владеть ничем — ни как индивидуумам, ни как группе — в подражание Иисусу, который не владел ничем. Братья только пользуются собственностью; её настоящий владелец — папство. Монах-траппист живёт в пустой келье, спит на соломенном матрасе, положенном на голые доски, и владеет двумя рясами и комплектом рабочей одежды. Когда я был монахом, я делал много полезных дел, включая обучение философии, работу библиотекаря, управление типографией и внешние закупки для монастыря. За эту работу я не получал совершенно ничего сверх питания, жилья и одеяния. У меня не было денег, чтобы пойти в кино, чтобы покупать за пределами монастыря личные вещи или иногда сходить куда-нибудь поесть. Когда после шести лет я оставил монастырь, мне дали 500 долларов, билет на самолёт и костюм. По сравнению с практиками многих других религиозных орденов, образ жизни и денежные условия в Церкви Саентологии, пожалуй, щедрые.

Конфликт между обращёнными и их семьями и даже их первыми супругами настолько же стар, насколько стара сама религия. Ещё сам Иисус сказал: «Я пришёл разделить человека с отцом его, и дочь с матерью её» (Евангелие от Матфея 10:35) и «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин меня» (Евангелие от Матфея 10:37). Цена следования за наставником и ученичества может быть очень высока. Как св. Франциск Ассизский, так и св. Фома Аквинский, две самые важные фигуры и два самых значительных святых в Католичестве, были похищены своими семьями, которые пытались силой заставить их бросить свой образ жизни в своих нищенствующих орденах («побирушках»). Отделение от семьи — это обычная практика в монастырской жизни как для мужчин, так и для женщин. Трапписты, кармелиты и цистерцианцы иногда разрывают все связи с внешним миром, включая телефонные звонки, письма и посещения. Отшельники на Горе Афонцы в Греции живут в полной изоляции и часто даже не связаны с другими братьями-монахами и другими отшельниками. Когда я был францисканцем и проходил свой послушнический год, я не мог разговаривать ни с кем вне стен монастыря без чёткого разрешения; я мог получать одно письмо в месяц от своих родителей; мою почту просматривал смотритель за новичками, и мне не позволили пойти на похороны моего деда. В Первом послании коринфянам 7:15 апостол Павел рекомендует чтобы женщине, обращённой в веру (Христианство), было позволено развестись и снова вступить в брак с человеком верующим, если её первый муж остаётся враждебным к вере. Как отмечено выше, в пункте 28, «Устав св. Бенедикта» угрожает отлучением любому монаху, который общается с другим отлучённым монахом без одобрения настоятеля, во избежание того, что такой контакт окажет пагубное влияние на духовную жизнь монаха. Меннониты-старообрядцы и амиши требуют чтобы один супруг отказался от другого, если на него/неё наложен запрет. Сиддхартха Гаутама (ок. 563–483 гг. до н. э.), известный нам как Будда, считал необходимым отказаться от отца и матери, жены и детей, от трона и власти, чтобы как аскет следовать по пути просветления. История почти всех великих преобразований в религиозной истории содержит тему отхода от предшествующего образа жизни и связи с мирскими вещами, включая семью, которые могут задержать или предотвратить духовный прогресс. По сравнению с этим контакты членов Морской организации с внешним миром являются умеренными, вплоть до свободных.

IV. Заключение
СКАЧАТЬ ДОКУМЕНТ