Как оставаться здоровыми | Центр ресурсов для профилактики

Как однажды заметил Л. Рон Хаббард, чтобы узнать, прожил ли человек жизнь с пользой, достаточно задать два вопроса: «Сделал ли он то, что намеревался сделать? И были ли люди рады тому, что он жил?» Ответом на первый вопрос служат труды Л. Рона Хаббарда — более десяти тысяч печатных работ и трёх тысяч записанных лекций по Дианетике и Саентологии. Ответ на второй могут дать сотни миллионов людей, жизнь которых изменилась к лучшему благодаря тому, что он жил. В их числе — поколения учащихся, научившихся превосходно читать благодаря открытиям Л. Рона Хаббарда в области образования; миллионы людей, преодолевших зависимость от наркотиков благодаря достижениям Л. Рона Хаббарда в социальной адаптации наркоманов; ещё больше людей благодарны ему за его нерелигиозный моральный кодекс; и ещё много миллионов тех, кто рассматривает его работу как духовную основу своей жизни.

Хотя Л. Рон Хаббард наиболее известен как Основатель Дианетики и Саентологии, он работал и во множестве других областей. Его жизнь сама по себе была необычайно разнообразна, а влияние — многосторонне. Так, в южноафриканских племенах не знают о Дианетике и Саентологии, но знают Л. Рона Хаббарда как просветителя. Многим рабочим в Восточной Европе он известен только своими открытиями в области администрирования. Для детей Юго-Восточной Азии он автор их морального кодекса. А читателям многих стран мира он хорошо известен только как писатель-фантаст. Нет, Л. Рона Хаббарда не вместить в какие-то узкие рамки, и он нисколько не соответствует распространённому заблуждению, что основателю религии должны быть свойственны отстранённость и созерцательность. Чем больше узнаёшь об этом человеке и его работах, тем яснее понимаешь, что именно таким должен быть тот, кто принёс в мир Саентологию — единственную крупную религию, основанную в ХХ веке.

И Саентология предлагает именно то, что можно было бы ожидать от такого человека, как Л. Рон Хаббард. Она вооружает не только уникальным подходом к решению фундаментальных вопросов: «Кто мы? Откуда мы пришли? В чём наше предназначение?» — но и даёт столь же уникальную технологию для достижения высшего духовного осознания. Каким представляется нам основатель такой религии? Несомненно, он должен быть великим человеком, которому нравятся люди и который нравится им. Он должен быть полным энергии, обладать харизмой и выдающимися способностями во многих областях. Именно таким и был Л. Рон Хаббард.

«Каким представляется нам основатель такой религии? Несомненно, он должен быть великим человеком, которому нравятся люди и который нравится им. Он должен быть полным энергии, обладать харизмой и выдающимися способностями во многих областях. Именно таким и был Л. Рон Хаббард».

В самом деле, даже если бы Л. Рон Хаббард ограничился лишь каким-то одним из многих своих достижений, он был бы всемирно известен и по сей день. Например, как автор художественных произведений, изданных общим тиражом около пятидесяти миллионов экземпляров, в числе которых такие выдающиеся бестселлеры, как «Страх» (Fear), «Последнее затемнение» (Final Blackout), «Поле битвы — Земля» (Battlefield Earth), десятитомная серия романов «Миссия “Земля”» (Mission Earth), Л. Рон Хаббард, бесспорно, принадлежит к числу наиболее признанных и читаемых писателей в истории литературы. Его романы были отмечены некоторыми из наиболее престижных мировых литературных премий, и его по праву назвали «одним из самых продуктивных и влиятельных писателей XX века».

Ранние достижения Л. Рона Хаббарда не менее впечатляющи. В 1930-е годы как пилот он установил рекорд по беспосадочному полёту на планере и демонстрировал искусство вождения самолёта в провинции, получив за головокружительные трюки в небесах прозвище «Хаббард-Молния». Как руководитель экспедиций он провёл полное минералогическое исследование Пуэрто-Рико, первое с тех пор, как над островом был установлен протекторат США, а его навигационные комментарии до сих пор используются в морских справочниках Британской Колумбии. Эксперименты Л. Рона Хаббарда по радиопеленгации легли в основу системы дальней навигации «Лоран». Далее, он всю жизнь занимался фотографией, и некоторые его фотоработы были опубликованы в журнале «Нэшнл джиографик», а его фотовыставки привлекали десятки тысяч посетителей.

Среди других направлений деятельности Л. Рона Хаббарда стоит отметить разработку и систематизацию административной технологии, которая в настоящее время используется в различных организациях по всему миру: в международных корпорациях, благотворительных организациях, политических партиях, школах, молодёжных клубах и на всевозможных предприятиях. Получившие всемирное признание методы обучения, разработанные Л. Роном Хаббардом, применяются преподавателями самых разных учебных дисциплин, а его столь же признанная программа социальной адаптации наркоманов вдвое и даже втрое эффективнее, чем любые другие подобные программы. И всё же, как бы ни были грандиозны эти достижения, наше описание будет неполным, если не отдать должное тому, что стало делом всей его жизни, — Дианетике и Саентологии. (Смотрите книгу «Философ и основатель: повторное открытие души» из серии «Л. Рон Хаббард».)

Эта история безмерна, поразительна и, по сути, охватывает всё его существование. В общих чертах она такова: в качестве введения в духовную сферу он рассказывает о своей мальчишеской дружбе с индейцами племени черноногих, жившими в городе Хелена штата Монтана. Особое место среди них принадлежало многоопытному шаману племени, известному под именем Старый Том. Между шестилетним Роном и Старым Томом завязалась дружба, и Рону была оказана редкая честь: он стал кровным братом черноногих. От Старого Тома Рон рано научился ценить глубину духовного наследия прошлых лет.

«Эта история безмерна, поразительна и, по сути, охватывает всё его существование».

Следующей важной вехой стал 1923 год, когда двенадцатилетний Рон приступил к изучению теории Фрейда под руководством коммандера Джозефа Ч. Томпсона — первого офицера ВМС США, который учился в Вене у Фрейда. Хотя Л. Рон Хаббард никогда не принимал психоанализ как таковой, знакомство с ним сыграло поворотную роль. По крайней мере, как это выразил Л. Рон Хаббард, Фрейд выдвинул мысль о том, что «с разумом можно что-то сделать».

Третьим ключевым этапом стала Азия, где Рон провёл около двух лет, путешествуя и приобретая знания. Он стал одним из немногих американцев, которые получили доступ в легендарные тибетские ламаистские монастыри в Западных Холмах Китая. Там он учился у последнего из потомственных магов, служивших при дворе хана Хубилая. Но какими бы захватывающими ни казались эти приключения, в конечном счёте Рон признал, что не нашёл там действенных методов работы с разумом, которые давали бы предсказуемые результаты. Отсюда его лаконичное высказывание о нескончаемых страданиях на земле, где мудрость велика, но тщательно скрыта и достаётся по крохам в виде суеверий.

После возвращения в Соединённые Штаты в 1929 году и завершения школьного образования Л. Рон Хаббард поступил в Университет Джорджа Вашингтона. Там он изучал инженерное дело, математику и ядерную физику — все те дисциплины, которые сослужат ему хорошую службу в последующих философских поисках. Фактически Л. Рон Хаббард был первым, кто строго применил западные научные методы к изучению природы духа. Но кроме базовой методологии, в университете больше не предлагалось ничего из того, что он искал. На самом деле, как он позже выразился с некоторой резкостью:

«Было совершенно очевидно, что я имел дело с обществом и жил в обществе, в котором о разуме было известно меньше, чем в самом примитивном племени, с которым я когда-либо вступал в контакт. В то же время, осознав, что люди на Востоке не были способны проникнуть в тайны разума настолько глубоко и с такими предсказуемыми результатами, как мне казалось раньше, я понял, что мне придётся провести немало исследований».

Следующие двадцать лет прошли в исследованиях. В ходе этого он непосредственно познакомился с двадцатью одной народностью и культурой, в том числе с представителями коренного населения северной части тихоокеанского побережья Америки, филиппинскими тагалами и аборигенами далёких в то время островов Карибского моря. Говоря просто, он сконцентрировался на решении двух принципиальных вопросов. Во-первых, начиная со своих экспериментов в Университете Джорджа Вашингтона, он искал издавна вызывавшую у людей интерес жизненную силу, лежащую в основе человеческого сознания. Во-вторых (и этот вопрос был неразрывно связан с первым), Рон хотел вывести общий знаменатель жизни — так сказать, универсальный критерий, с помощью которого можно определить то, что же является неизменно истинным и действенным по отношению к состоянию человека.

Первое философское плато было достигнуто в 1938 году с написанием теперь уже легендарного «Экскалибура». В этой работе выдвигалось предположение о том, что жизнь не является беспорядочной цепью химических реакций, а напротив, в основе всего человеческого поведения лежит определённый движущий импульс. Как он объявил, это импульс «Выживай!», который представляет собой единственную самую всепроникающую силу среди всего живого. Мысль о том, что человек занят выживанием, была не новой. Совершенно новым было признание выживания единственным общим знаменателем существования, и это явилось ориентиром для всех последующих исследований.

«Мысль о том, что человек занят выживанием, была не новой. Совершенно новым было признание выживания единственным общим знаменателем существования, и это явилось ориентиром для всех последующих исследований».

Вторая мировая война прервала исследования и в то же время дала им новый толчок. Прервала — поскольку Л. Рон Хаббард служил командиром противолодочных кораблей в Атлантическом и Тихом океанах; подтолкнула — тем, что ничто не могло доказать необходимость работающей философии, позволяющей исправлять состояния человека, с большей убедительностью, чем ужасы войны. Отсюда другое лаконичное высказывание Л. Рона Хаббарда:

«У человечества есть безумие под названием “война”».

Кульминация исследований на этом этапе наступила в 1945 году в военно-морском госпитале Оук-Нолл в Окленде, Калифорния. Тогда лейтенант Л. Рон Хаббард — который частично утратил зрение из-за повреждения зрительных нервов и с трудом передвигался из-за ранений в бедро и спину — был одним из пяти тысяч военнослужащих, находившихся на излечении от боевых ранений в госпитале Оук-Нолл. Среди них было и несколько сотен бывших заключённых лагерей для интернированных, многие из которых не могли усваивать пищу и поэтому, в сущности, страдали от голода. Заинтригованный такими случаями, Л. Рон Хаббард начал применять ранние разработки Дианетики. В целом пятнадцать пациентов получили дианетическую консультацию, которая сняла умственный блок, препятствующий выздоровлению. То, что за этим последовало и что фактически спасло жизни этим пациентам, стало открытием, имеющим огромные последствия. А именно: вопреки распространённой научной теории, состояние ума человека на самом деле главенствует над его физическим состоянием. Иначе говоря, нашими взглядами, отношениями и эмоциями в конечном счёте определяется наше физическое состояние, а не наоборот. Или, как это лаконично выразил сам Л. Рон Хаббард: «Функция определяет структуру».

Вслед за тем (примерно в 1948 году) он проверил действенность этого принципа на множестве людей из всех слоёв американского общества того времени. Среди них были артисты Голливуда, руководители предприятий, жертвы несчастных случаев в отделениях скорой помощи и сумасшедшие преступники из психиатрической больницы штата Джорджия. В общей сложности он применил Дианетику более чем к трёмстам людям, прежде чем представил результаты шестнадцатилетнего исследования в виде рукописи. Название этой работы — «Дианетика: первоначальные тезисы». Хотя она изначально не предназначалась для публикации, большое количество копий рукописи разошлось по научным и медицинским кругам. Более того, отклик был таким, что Л. Рон Хаббард вскоре оказался завален запросами о дополнительной информации. Его ответом стала книга «Дианетика: современная наука о разуме» — самая популярная книга о человеческом разуме за все времена.

Несомненно, это была культурная веха. Национальный обозреватель Уолтер Уинчелл пророчески объявил:

«В апреле мы увидим нечто новое под названием “Дианетика”. Новая наука, работающая с той же неизменностью, что и физика, но в сфере человеческого разума. Судя по всему, это нечто столь же революционное, сколь и открытие пещерным человеком возможности использования огня».

Утверждение Уинчелла звучало смело, но всё же оказалось точным, поскольку вместе с Дианетикой появилось первое полное объяснение мышления и поведения человека. Кроме того, Дианетика впервые предоставила средства разрешения проблем разума, в том числе устранения необъяснимых страхов, расстройств, неуверенностей и всевозможных психосоматических заболеваний.

В центре подобных проблем находилось то, что Л. Рон Хаббард назвал реактивным умом и определил следующим образом: «Часть разума, которая работает исключительно по принципу “раздражитель — ответ”. Реактивный ум неподвластен волевому контролю человека, он применяет силу, управляя сознанием человека, его целями, мыслями, телом и действиями». В реактивном уме хранятся инграммы, которые определяются как умственные записи боли и бессознательности. Ранее говорилось нечто неопределённое о том, что во время частичной или полной бессознательности в разуме записываются восприятия. Но каким было физиологическое воздействие инграммы, как она влияла на мышление и поведение — эти данные были совершенно новыми. Никто не имел ни малейшего представления о том, сколько инграмм содержится в реактивном уме и как они выливаются в человеческие страдания. Коротко говоря, именно эта часть разума, по словам Л. Рона Хаббарда, «заставляет человека отказываться от своих надежд, удерживает его в апатии, делает его нерешительным, когда необходимо действовать, и убивает человека прежде, чем он начинает жить».

Если кто-то хочет получить неопровержимое доказательство эффективности Дианетики, ему достаточно посмотреть на то, что она делает. Документировано великое множество случаев, поражающих воображение: у скованного артритом сварщика всего за несколько десятков часов полностью восстановилась способность двигаться; профессор, у которого были серьёзнейшие проблемы со зрением, вновь обрёл зрение менее чем за неделю; страдавшая истерией домохозяйка полностью выздоровела за одну трёх-четырёхчасовую сессию. Вместе с тем у Дианетики есть определённая конечная цель — состояние Клир, когда реактивный ум полностью побеждён и человек вновь обрёл присущие ему качества и способности, намного превышающие всё, что предсказывалось раньше.

Как и следовало ожидать, молва о Дианетике стала распространяться и отклик был массовым: более 50 000 экземпляров «Дианетики» были раскуплены, едва успев выйти из типографии, а книжные магазины едва могли удовлетворить спрос покупателей. Чем больше появлялось свидетельств эффективности Дианетики — а она предлагала методы, которые мог применять каждый достаточно сообразительный читатель, — тем более восторженными становились отзывы. «Дианетика берёт США штурмом», «Наиболее быстрорастущее движение в Америке» — таковы были заголовки газет летом 1950 года. Последователи Дианетики в разных городах Соединённых Штатов по собственной инициативе объединялись в группы, и к концу года таких групп насчитывалось около 750, а в шести городах были созданы дианетические центры для помощи Л. Рону Хаббарду в развитии новой области знания.

Развитие шло стремительно и последовательно, а каждое новое открытие было по меньшей мере столь же невероятным откровением, что и все предшествующие вместе взятые. В центре того, что Л. Рон Хаббард исследовал в конце 1950 — начале 1951 годов, были ключевые вопросы человеческого существования. В одной из своих работ он объяснял:

«Чем дальше продвигаешься в своих исследованиях, тем яснее осознаёшь, что с этим существом, называемым “хомо сапиенс”, связано слишком много неизвестного».

«...Если многие до него и набредали на этот путь, они не оставляли указателей и дорожных карт и раскрывали лишь малую часть того, что представало перед их взором».

Затем он возобновил линию исследований, которая была начата примерно за двадцать лет до этого и которую он охарактеризовал как путь «знания того, как знать». В последовавшем описании тех событий он метафорически говорил об исканиях, которые заставляют пройти по многим дорогам — и столбовым, и окольным, — свернуть во многие глухие переулки неуверенности, повстречать людей самых разных слоёв общества. И если многие до него и набредали на этот путь, они не оставляли указателей и дорожных карт и раскрывали лишь малую часть того, что представало перед их взором. Но всё же ранней весной 1952 года на исторической лекции в городе Вичита, штат Канзас, он объявил о результате своих поисков — о Саентологии.

Прикладная религиозная философия Саентология представляет собой описание потенциала человека, которое, даже если и перекликается с древними писаниями, является совершенно беспрецедентным. Вот некоторые основные положения Саентологии: человек — бессмертное духовное существо; доступный ему жизненный опыт гораздо обширнее знаний, полученных в одной жизни; его способности не имеют границ, даже если сейчас они не реализованы. В этом отношении Саентология представляет собой то, что отвечает наиболее фундаментальному определению религии, — не просто систему верований, а средство духовного преображения.

Это преображение в Саентологии достигается путём изучения работ Л. Рона Хаббарда и применения содержащихся в них принципов. Главная практика Саентологии называется одитингом. Одитинг проводится одитором (от латинского слова audire — «слушать»). Одитор не сообщает никаких оценок и никоим образом не подсказывает человеку, что ему думать. Короче говоря, одитинг — это не то, что делают человеку, пользу от него можно получить только при собственном активном участии. Одитинг основан на принципе, который гласит, что, лишь предоставив человеку возможность самому найти истоки проблемы, можно эту проблему разрешить. Для достижения этой цели одитор использует процессы — точно определённые наборы вопросов, помогающие человеку рассмотреть неизвестные ему источники страданий.

Конечно, трудно описать субъективное ощущение от происходящего, ведь одитинг по определению предполагает подъём к состояниям, ранее не описанным. Но в самых общих словах можно отметить, что Саентология не требует от человека прилагать невероятные усилия для более этичного поведения, большего уровня осознания, счастья и разумности. Вместо этого она даёт возможность достичь состояний, где всё это просто существует, где человек становится более этичным, свободным решать, что ему делать, способным и счастливым, поскольку всё, что этому мешало, устранено. Исходя из всеобъемлющей перспективы и конечных целей одитинга, Л. Рон Хаббард пригласил людей, незнакомых с Саентологией, такими словами:

«Мы от чистого сердца предлагаем вам драгоценный дар свободы и бессмертия — и это правда».

«Мы от чистого сердца предлагаем вам драгоценный дар свободы и бессмертия — и это правда».

Описанием полного маршрута духовного продвижения служит саентологический Мост. На нём представлены точные этапы одитинга и религиозного обучения, которые необходимо пройти для реализации всего потенциала, заложенного в Саентологии. Поскольку Мост построен по принципу постепенности, продвижение происходит упорядоченно и предсказуемо. Хотя в основе этого лежит древняя концепция (путь через пропасть незнания к более высокому плато), Мост — это совершенно новая система. Не какая-то произвольно установленная последовательность действий, а наиболее эффективное практическое средство возвращения себе того, что Л. Рон Хаббард описал как «наше бессмертное, неразрушимое “Я”, уходящее в бесконечность».

И хотя Саентология воплощает в себе путь к реализации высших духовных устремлений человека, она важна и для его повседневных нужд — в семье, на работе и в обществе. Этот факт является решающим для понимания данной религии и раскрывает её подлинную сущность: Саентология не доктрина, а изучение человеческого духа и работа с ним в его взаимоотношениях с самим собой, с жизнью и со вселенной, в которой мы живём. В этом плане труды Л. Рона Хаббарда охватывают всё.

«Если в нашей цивилизации, которая сегодня еле ковыляет вперёд, не произойдут громадные перемены, человек не останется здесь надолго».

«Если в нашей цивилизации, которая сегодня еле ковыляет вперёд, не произойдут громадные перемены, человек не останется здесь надолго», — заявил он в середине 1960-х годов, указывая на политическую нестабильность, нравственное разложение общества, насилие, расизм, неграмотность и наркоманию как на признаки упадка. Решению этих проблем Л. Рон Хаббард посвятил бо´льшую часть своих последних лет. С начала 1970-х годов его жизнь можно рассматривать как непрерывный поиск решений, которые позволили бы вывести из кризиса современную культуру.

Успех, которого Л. Рон Хаббард в конечном счёте достиг, подтверждается поистине феноменальным ростом Саентологии. В настоящее время более десяти тысяч групп и организаций более чем в 150 странах применяют различные методы Дианетики и Саентологии. То, что его открытия, имеющие отношение к человеческому разуму и духу, создают основу для всего остального, чего он достиг помимо них, — это, по сути, главная мысль данного введения. Поэтому то, что представлено на последующих страницах, — то, что было создано ради улучшения образования, ради городов без преступности, ради свободы от наркотиков, ради стабильных и этичных организаций и ради культурного возрождения через искусство, — всё это и даже большее основано на открытиях Дианетики и Саентологии. Но, учитывая широту достижений Л. Рона Хаббарда — как писателя, просветителя, гуманиста, администратора и деятеля искусства, — подобное описание не может быть полным. Как можно всецело передать на нескольких десятках страниц силу влияния человека, изменившего судьбы миллионов? И всё же мы представляем это краткое описание его жизни и достижений в духе его следующего высказывания:

«Будь у нас немного больше знания и понимания, мы все жили бы более счастливо».

Узнать больше об Л. Роне Хаббарде
СКАЧАТЬ ДОКУМЕНТ