Как оставаться здоровыми | Центр ресурсов для профилактики

РАЗДЕЛ IV: ОПРЕДЕЛЕНИЕ РЕЛИГИИ

До сих пор в правовой системе США, существующей уже более 200 лет, нет официальной дефиниции «религии», и нам остаётся надеяться, что ни один суд или государственное агентство никогда не посчитают себя обязанным составить оное, так как оно будет вынуждать все вновь появляющиеся религии приспосабливаться к этому Прокрустову ложу. Всё же, если «религия» должна относиться к привилегированным категориям гражданского права, как и было — и это удачное и мудрое решение, — задумано авторами Первой поправки к Конституции, этот термин должен использоваться судьёй по гражданским делам, чтобы включить (или не включать) соискателей в число получателей тех благ, которые распространяются на обладателей религиозного статуса, — какими бы скромными эти блага ни были.

Не было необходимости описывать термин «религия» в Первой поправке к Конституции, так как тогда все, в общем, знали, о чём идёт речь. Даже сегодня в 95% случаев по поводу религии не возникает замешательства. Именно пограничные проблемы, относящиеся к новым непризнанным религиям и группам, претендующим на это право, вызывают замешательство. В такие моменты судья по гражданским делам может обратиться к сходству с уже признанными религиозными организациями, но мы уже видели выше, какой сложной может оказаться эта задача. А насколько близким должно быть сходство? Какие элементы сходства главные, а какие нет? И на какие свидетельства и источники должен полагаться судья, чтобы вынести решение?

Верховный суд мудро вынес заключение о том, что судья не может оценивать истинность или ложность верований просителя («США против Балларда», 322 U.S. 78 [1944]), определять, являются ли они религиозными (дела Торкасо, Сигера и Уэлша, цитаты выше), либо спрашивать о содержании доктрин и догм («Пресвитерианская церковь против Пресвитерианской церкви Мемориала Мэри Элизабет Блю Холл», 393 U.S. 440 [1969]). Возможно, несколько более глубокое и тщательное расследование можно предпринять вначале, до того как группа признана религиозной, но даже в этом вопросе глубина того, насколько может проникнуть в вопрос судья, ограничена (ср. Баллард). Суд не может определять, какое содержание должно быть у вероучения или какая структура должна быть у группы, чтобы её сочли «религиозной», или, в определённых широких рамках, нельзя определять, какое поведение лишает группу права на признание её «религиозной». (В делах Мормонов, в рамках которых Корпорация Церкви Святых последних дней была распущена, потому что там продвигалась и практиковалась полигамия [1890], были приняты судебные решения, которые вряд ли приняли бы сегодняшние суды, но даже эти радикальные меры не выражались в утверждении того, что Мормонизм не является религией, а лишь требовали запретить учение о полигамии.)2

Что можно делать суду — и что было сделано в делах Сигера и Уэлша, — так это изучать функцию религии, чтобы понять, «занимает ли она в жизни её последователя место, аналогичное тому, которое заполнено Богом у тех, кому, по общепринятому мнению, причитается освобождение от налогов» («Сигер против США», 30 U.S. 163). Чтобы понять это, они должны полагаться на свидетельства не посторонних для данной группы лиц и не на её отступников, но единственно на компетентных свидетелей, которые в силу своего положения знают, действительно ли они получают утешение от религии, об организации которой идёт речь: это должны быть настоящие прихожане, настоящие приверженцы группы, претендующей на звание религиозной.

Как суду узнать, является ли то, что эти люди получают от организации, религиозным утешением? Есть огромное количество литературы, посвящённой определению и описанию того, что религия даёт человеческим существам и обществу, начиная от Дюркгейма («Элементарные формы религиозной жизни») до Вебера («Социология религии»). К несчастью, пишущие о функции религии учёные не пришли к согласию в том, какова же эта функция. Однако их различные взгляды можно свести воедино в следующее широкое определение: Религия — это такая форма человеческой деятельности, которая обеспечивает объяснение конечного смысла жизни своим приверженцам. (Это описание объясняется более подробно в предыдущих работах автора: «Почему растут консервативные церкви?» [Why Conservative Churches Are Growing, Harper & Row, 1972, 1977, стр. 37-41] и «Почему церкви не должны платить налоги?» [Why Churches Should Not Pay Taxes, Harper & Row, 197, стр. 59-69].)

Есть несколько дополнительных аспектов, которые необходимо учитывать.

а. Подразумевается, что группа должна претендовать на то, чтобы считаться религией. Саентология, конечно же, претендует.

б. Организация, претендующая на статус религиозной, должна иметь приверженцев, которые ими являются в течение достаточно длительного времени, чтобы их можно было определить как таковых, и в достаточном количестве, чтобы поддерживать свою организацию добровольными вкладами. Саентология, безусловно, имеет таких приверженцев.

в. Организация, претендующая на статус религиозной, должна предложить своим приверженцам удовлетворяющее их требованиям объяснение конечного смысла жизни. Это самый главный вопрос, который заставил меня провести выборочные интервью с представителями предполагаемой религии — Саентологии. Каков же результат этого опроса?

2. Акт Конгресса от 1887 года, распускавший Церковь Мормонов и требовавший передачу её имущества в пользу Соединённых Штатов, содержал оговорку, «что никакое здание... которое содержится и которое занимают исключительно для целей поклонения Богу... не должно подлежать такой передаче». Упразднённая Корпорация Церкви Иисуса Христа Святых последних дней против США, 136 U.S. 1, 7 (1890).

V. Система мысли
СКАЧАТЬ ДОКУМЕНТ