Как оставаться здоровыми | Центр ресурсов для профилактики

IV. Является ли Саентология религией?

Современное академическое исследование религии, которое началось в XIX и XX вв., следует отличать от классических дисциплин теологии. В отличие от задач теологии, которые заключаются в изучении веры конкретной общины (христианской, еврейской, мусульманской, индусской и т. д.), —на Западе это чаще всего означало христианское вероисповедание, — академическое изучение религии заинтересовано в том, чтобы предложить общее научное описание и анализ всех религиозных явлений. Таким образом, одна из первых задач современной дисциплины исследования религии заключается в том, чтобы освободить определение религии от его типичного отождествления с Христианством. Стандартные определения религии, приводимые в словарях, пока всё ещё отражают эту тенденцию отождествлять религию в целом с Христианством или другими монотеистическими вероисповеданиями. Такие определения обычно означают, что единственной или главной характеристикой религии является «вера в Высшее Существо». Но учёным, изучающим религию, известно о великих и древних религиях, в которых нет такой «веры в Высшее Существо». Яркими примерами этого являются Буддизм, особенно в его тхеравадских формах, где такая вера явно отвергается, и Джайнизм, который также явно отвергал эту веру. В настоящее время эти религии насчитывают более двух тысяч лет. Более того, конфуцианские традиции свели на нет особое значение, придаваемое трансцендентному, и довели до максимума особое значение, придаваемое правильным человеческим отношениям. В Индуизме верующий имеет дело со многими богами и богинями, а не с одним-единственным «Высшим Существом». Более того, весьма мистические традиционные группировки монотеистических вероисповеданий Запада часто также критически относятся к самому понятию Бога как «Высшего Существа» и настаивают на том, что сущность Бога выходит за пределы таких представлений. Таким образом, оказалось совершенно необходимым иметь такое определение или понимание религии, которое бы соответствовало огромному многообразию религиозных традиций, обнаруживаемых у человечества на протяжении истории.

В то же самое время признаётся, что в религиозных традициях человечества было начало, которое выходило за пределы мирского. Однако это начало, или реальность, имело множество различных названий. В то время как христиане стремятся к «союзу с Богом», а мусульмане проповедуют «покорность Аллаху», буддисты более склонны к достижению «внутреннего пробуждения», или «сатори», индуисты более ориентированы на реализацию вечного субъективного психического начала «атман», или «сам», а джайнисты стремятся культивировать «добрый разум». Таким образом, определение религии, появившееся в результате современного изучения различных религий, включает в себя некоторое признание «загробной жизни», достаточно широко понимаемое, чтобы включать те религии, которые либо просто не имеют понятия «Высшее Существо», либо явно отвергают такую идею во имя иного понимания Конечной Истины. Хотя каждая религия признаёт священное начало жизни, не каждая религия отождествляет священное с «Высшим Существом».

В то время как западное протестантское Христианство в центр религии ставит веру, другие религиозные направления, как христианские, так и нехристианские, большее значение придают религиозной практике. В Буддизме, например, главным элементом является практика «восьмеричного пути» как способа преодоления страдания. В Индуизме вся жизнь рассматривается как путь к Конечной Истине и полностью состоит из соблюдения обычаев (раджа-йога) или духовной работы (карма-йога). Но следование обычаям — это не просто медитация или созерцание. Это также и молитва, этическое поведение, семейные отношения и масса других обычаев. Во всех религиозных традициях, хотя и в разной степени, существует стремление прожить всю жизнь в соответствии с идеалами данной религии, подтверждая идеалы практикой. Таким образом, практика в соответствии с идеалами и этическими рекомендациями данного типа религии рассматривается как ещё одно измерение, которое позволяет глубже понять, что такое религия. Более того, та практика, которую мы часто наблюдаем в религиозных общинах, чаще всего является ритуальной практикой.

Таким образом, современное изучение религии привело к признанию ещё одного начала религиозной жизни, а именно ритуального начала. Церемонии и обряды — это структурированные акты совместных действий религиозной общины, которые сопутствуют и помогают приобщению к Конечной Истине. В некоторых древних китайских традициях обряды считались важным фактором поддержания порядка космоса и имели характер сложных и продуманных действ, длившихся несколько дней. Другие религиозные группы сознательно принижают роль обрядов, например, христиане-квакеры, но даже они считают важным для своей общины «собираться в молчании». Хотя ритуальное начало существенно меняется от религии к религии — и даже внутри одной религии, о чём свидетельствует ритуальная пышность православного Христианства и ритуальная простота молитвенного дома меннонитов, — это начало всегда присутствовало в религиозной жизни человечества.

В жизни религиозной общины эти элементы веры, практики и ритуалов не существуют сами по себе, а соединяются, создавая особый образ жизни или другую культуру. Например, приверженцы Индуизма — это люди, которые разделяют одинаковый комплекс верований, обычаев и ритуалов, служащих для создания и поддержания их особого образа жизни, образа, который включает в себя как обыденное, так и божественное начала. Латинский корень термина религия, «religare», означает «связывать», и здесь мы можем видеть двойственное значение такой «связанности». Существует «связанность» между «человеческим и божественным» с помощью религии и «связанность» человеческих существ между собой в религиозной общине.

В свете этих рассуждений в современном изучении религии возникло понимание религии как сообщества мужчин и женщин, связанных друг с другом одинаковым комплексом верований, обычаев, норм поведения и ритуалов и стремящихся этим путём связать человеческую жизнь со священной, божественной жизнью. Существенно, что все составляющие части такого определения религии: община, вера, обычаи, поведение, ритуалы, путь и божественное, — должны пониматься а) в рамках терминологии, принятой в данной религиозной традиции и б) с большим или меньшим акцентом на тех или иных элементах в каждой данной традиции. Так, например, понятию «общины» в религии придаётся большее значение в ортодоксальном Иудаизме, чем в Даосизме или в некоторых других направлениях самого Иудаизма. Аналогично, божественное может пониматься как трансцендентальная реальность, как это делается в Иудаизме, или как имманентное, хотя и нереализованное, субъективное религиозное начало «сам», как это принято во многих направлениях Индуизма. Но такие вариации не делают определение религии несостоятельным, они просто отражают многообразие религиозных явлений, которое должно быть отражено в современных научных исследованиях религии.

В свете вышеизложенного мы можем теперь спросить, является ли Саентология религией или нет. Короткий ответ на этот вопрос: «Да, является». Это можно объяснить, рассмотрев Саентологию в свете вышеизложенного понимания религии.

Встречаем ли мы в Церкви Саентологии чёткий набор религиозных верований, касающихся смысла и конечной цели человеческой жизни? Даже самое поверхностное знакомство с общиной Саентологии и её литературой позволяет ответить на этот вопрос утвердительно.

Согласно своей собственной литературе, Саентология — это «прикладная религиозная философия и технология, разрешающая проблемы духа, жизни и мышления». Саентология утверждает, что эти «проблемы духа, жизни и мышления» не являются вечными и могут быть преодолены.

Согласно своей собственной литературе, Саентология — это «прикладная религиозная философия и технология, разрешающая проблемы духа, жизни и мышления». Саентология утверждает, что эти «проблемы духа, жизни и мышления» не являются вечными и могут быть преодолены. В Саентологии такое преодоление «проблем духа, жизни и мышления» концентрируется на осознании и знании. Центром этого осознания и знания являются тэтан и Восемь динамик. Чтобы выделить некоторые основные аспекты саентологического вероисповедания, каждое из этих понятий нуждается в некотором разъяснении.

В Саентологии понимается, что человеческая сущность состоит из нескольких частей: тела, разума и того, что Саентология называет тэтан. В Саентологии тэтан является аналогом того, что христиане называют душой, а индуисты — духом. Частично проблема жизни заключается в том, что человеческие существа утратили осознание своей подлинной природы (в Саентологии это означает осознание самих себя как тэтанов), в то время как такое осознание необходимо для благополучия и выживания. Человеческие существа часто путают свою глубочайшую реальность с телом или разумом или видят в себе только тело, или только разум, или только тело и разум. Но в Саентологии главным стержнем является вера в то, что человеческие существа способны снова осознать свою духовную сущность, что на языке Саентологии называется «человек — это тэтан». Как тэтаны, человеческие существа «духовны, бессмертны и „практически неразрушимы“».

Поскольку осознание самого себя как тэтана осложнено существующими «инграммами» или утрачено в смешении тэтана с телом или разумом, основная задача религии заключается в том, чтобы вернуть человеческому существу его утраченную духовность. Это важно, поскольку «тэтан является источником всего творения и самой жизни». Это осознание, в свою очередь, является первой фазой того религиозного пути, который позволит нам достичь, выражаясь языком Саентологии, состояния «Клир». Саентология утверждает, что как только человеческие существа осознают свою подлинную природу и концентрические круги окружающей их реальности, они смогут двинуться, свободно и созидательно, по пути Восьми динамик (см. What is Scientology?, издание 1992 г.).

Основной целью жизни, как учит Саентология, является выживание на уровне всех Восьми динамик. Первая динамика — это «сам», или динамика выживания на уровне личности. Эта первая динамика существует внутри больших кругов существования, которые простираются до восьмой динамики, или Вечности. Поскольку описание Восьми динамик является в Саентологии фундаментальным понятием, здесь уместно дать краткое описание каждой из них. Как указано выше, динамики начинаются с индивидуального существования, или «себя», и стремления индивидуальной личности выжить и пройти через вторую динамику, которую саентологи называют «творческими способностями», или «созданием вещей на будущее», и которая включает семью и воспитание детей. Третья динамика — это «групповое выживание». Это та сторона жизни, которая включает в себя добровольные общины, друзей, компании, народы и расы. Четвёртая динамика — это «человеческий вид», или «стремление к выживанию с помощью человечества и в качестве человечества». Пятая динамика — это «формы жизни», или «стремление всех живых существ» к выживанию. Шестая динамика — это «физическая вселенная». Седьмая динамика — это «духовная динамика», или стремление «самой жизни выжить». Восьмая динамика — это «стремление к бесконечности», или то, что другие называют «Высшее Существо или Создатель». «Знание динамик позволяет человеку с большей лёгкостью рассматривать и понимать любой аспект жизни» (What is Scientology?, издание 1992 г., стр. 149). Религиозный путь и его задачи разворачиваются внутри жизни как целого или, выражаясь языком Саентологии, на Восьми динамиках.

Именно внутри Восьмой динамики происходит встреча с саентологическим подтверждением того, что другие называют «Высшим Существом или Создателем». Но Саентология предпочитает применять термин «Бесконечность», говоря об «универсальности всего». Некоторая «скрытность» Саентологии в отношении «Бесконечности» имеет свои параллели и в других религиозных традициях. До момента достижения Конечной Истины мистики всех религий рекомендуют сдержанность или даже молчание.

Вероучения Саентологии относительно тэтана также имеют параллели в других религиозных традициях, как и её вера в Восемь динамик и конечную духовную природу вещей. Религиозные исследования в Саентологии обнаруживают бóльшую аналогию с восточными процессами просвещения и понимания по сравнению с западными версиями религиозных поисков, имеющих тенденцию придавать особое значение подчинению Божественной Воле. Некоторые учёные даже считают, что в Саентологии мы имеем вариант «технологизированного Буддизма» (см. Ф. Флинн, «Альтернативы основным церквям Америки» под редакцией Дж. Фихтера, Нью-Йорк, 1983 г.), в то время как другие придают особое значение её параллелям с восточными традициями развития разума. В саентологической вере в Восемь динамик можно также видеть параллель со средневековым видением Путешествия души к Богу, кульминацией которого является отождествление с Конечной Истиной или Богом.

В Буддизме проблема и процесс заключаются в движении от непросвещённости к просвещённости, а в Христианстве от грехопадения к искуплению греха, в то время как в Саентологии движение происходит от состояния «преклир» к состоянию «Клир» и за его пределы. Здесь состояние Клир понимается как осознание личностью своей духовной природы и как реализация духовной свободы, освобождающих личность от бремени прошлого опыта и придающих ей способность вести рациональное и нравственное существование.

Как и некоторые другие религиозные традиции, Саентология понимает религиозные поиски в значительной степени в религиозно-терапевтическом смысле, то есть как процесс направления утраченной или скрытой духовной энергии на разрешение человеческой проблемы. В Буддизме проблема и процесс заключаются в движении от непросвещённости к просвещённости, а в Христианстве от грехопадения к искуплению греха, в то время как в Саентологии движение происходит от состояния «преклир» к состоянию «Клир» и за его пределы. Здесь состояние Клир понимается как осознание личностью своей духовной природы и как реализация духовной свободы, освобождающих личность от бремени прошлого опыта и придающих ей способность вести рациональное и нравственное существование. В Саентологии в этом заключаются природа религиозного поиска и цель религиозного стремления. Однако этот поиск не заканчивается состоянием Клир. Он продолжается на более высоких уровнях духовного осознания и ведёт к способности существования на высшем уровне, или уровне «оперирующих тэтанов». По достижению этих высших уровней человек способен контролировать себя и окружение или, как говорится в саентологической доктрине, быть «причиной над жизнью, мыслью, материей, энергией, пространством и временем».

В сочетании с верованиями, описанными выше, саентологические религиозные традиции и обычаи составляют единое целое, которое саентологи часто описывают как «технологию» или методику применения принципов Саентологии на практике. Центром религиозных обычаев в Саентологии является феномен одитинга, который саентологи считают таинством. Это процесс, при котором человек узнаёт о скрытых духовных барьерах, которые не позволяют ему осознать свою важную духовную природу как тэтана и должным образом её реализовать. Эти препятствия, стоящие на пути полноценного функционирования или реализованной жизни, называются «инграммами». Религиозный артефакт, известный под названием «Е-метр», используется в одитинге, чтобы помочь прихожанам или приверженцам Саентологии распознать и преодолеть эти препятствия на пути к состоянию Клир (см. Л. Рон Хаббард, «Настольная книга добровольного священника», Лос-Анджелес, 1976 г.). Процесс одитинга происходит между специалистом в области религии — одитором, являющимся священником или священником-практикантом в Церкви Саентологии, — и человеком, получающим одитинг, преклиром. Следуя установленным процедурам и вопросам, процесс одитинга предназначен для того, чтобы дать возможность «преклиру» осознать, кем он или она является, и развить свои способности так, чтобы жить более эффективно. Саентологи считают, что такая практика позволит личности двигаться от «состояния духовной слепоты к сверкающим высотам духовного существования».

Такие обычаи имеют параллели в духовных дисциплинах других традиций, которые подобным же образом стремятся пробудить внутреннюю духовную природу личности. В то время как технология Е-метра в Саентологии уникальна для нашего столетия, идея, скрывающаяся за ней, вовсе не уникальна. Она аналогична роли мандал в некоторых буддийских традициях или медитации с помощью других внешних средств или предметов в некоторых других восточных традициях.

Более того, саентологи определённо верят, что Л. Рон Хаббард добился как способности проникновения в сущность природы реальности, так и овладения практической технологией восстановления подлинной природы человечества. Работы Хаббарда играют такую же авторитетную роль в Саентологии, какую играют священные печатные труды в других религиозных вероучениях: веды в Индуизме, сутры в Буддизме и т. д. Но саентологи утверждают, что способность Хаббарда к проникновению в сущность вещей не является просто делом веры, поскольку есть возможность убедиться в этом благодаря религиозной практике, разработанной Хаббардом. Это также перекликается с древней буддийской мудростью, которая отдаёт предпочтение опыту.

Практика саентологов распространяется за пределы этих основных религиозных технологий и методов, так как по мере продвижения личности к состоянию «Клир» и за его пределы все действия личности становятся более свободными, динамичными и значительными. На пути к этой цели саентологи читают свои тексты, испытывают свои вероучения, действуют в более широких слоях общества, развивают свою внутреннюю жизнь, вступают в брак и во всех своих действиях и поведении стремятся реализовать идеалы своей веры. В саентологической литературе можно найти многочисленные ссылки на «кодексы поведения» и другие этические рекомендации, призванные формировать жизнь саентологов.

Религия — это не просто набор верований, ритуалов и обычаев; это и сообщество людей, которых объединяют эти верования, обычаи и ритуалы. В Саентологии мы находим также и эту сторону религиозной жизни. Во многих частях мира мы находим группы саентологов, которые регулярно собираются как религиозная община. Во время таких собраний слушаются проповеди, читаемые из священного писания Саентологии, магнитофонные записи лекций Л. Рона Хаббарда и тому подобное, что призвано углублять приверженность своей вере и распространять свои знания об этой вере среди других. Саентологическая община состоит из тех, кто нашёл в Саентологии ответы и технологии, направленные на решение фундаментальных вопросов жизни (см. Айлин Баркер, «Новые религиозные движения: практическое введение», Лондон, 1989 г.).

В свете этого обзора соотношения Саентологии с элементами современного научного определения религии совершенно очевидно, что Саентология является религией.

Заключение: В свете этого обзора соотношения Саентологии с элементами современного научного определения религии совершенно очевидно, что Саентология является религией. Она имеет собственные чёткие верования в невидимый духовный порядок и его описания, собственную религиозную практику и ритуальную жизнь. Она имеет свои авторитетные религиозные тексты и свою деятельность, формирующую общины.

V. Является ли Саентология общиной богослужения?
СКАЧАТЬ ДОКУМЕНТ